Среди сегодняшнего многообразия возможностей видеть, узнавать, расширять профессиональные компетенции на различных тренингах, семинарах, интенсивах и, одновременно, объективной ограниченности средств в связи с ситуацией внутри страны в последний год, можно очень легко не заметить выдающийся союз двух творческих «титанов» современной гештальт-терапии – Руэллы Франк и Жан-Мари Робина.

Дихотомия «тело-разум», обозначенная основателями гештальт-терапии в книге «Теория гештальт-терапии», остается актуальной ситуацией современного развития психотерапевтических методов. Телесно-ориентированная терапия в «работе с телом» остается в достаточной степени автономной школой терапевтического присутствия.

Гештальт-терапия, ориентируясь на чувствительность и движение – предикативные смыслы, рожденные на уровне восприятия – непосредственно работает с возможностью отражения и участия именно в довербальной форме контакта с миром, в котором сосредоточена масса ресурсов. Одновременно, мы по-прежнему ограничены в инструментах для данной работы. Несмотря на то, что наша теоретическая готовность интенсивно развивается в современных исследованиях гештальт-терапии, практически мы все также ограничены, так как наши инструменты чаще всего заимствованы из других направлений (психодрамы, телесно-ориентированной терапии и др.).

И сегодня мы обладаем реальной получить эти – наши – собственные гештальт-терапевтические инструменты – от терапевтов, которые стояли максимально близко к самым истокам зарождающейся гештальт-терапии. Руэлла Франк училась и развивала свои исследования рядом с Лорой Перлз с начала 60-х годов, Жан-Мари Робин – с Изадором Фроммом с 80-х. Продолжая идеи своих учителей, они с бережностью раскрывают и наполняют фундаментальную теорию гештальт-терапии новыми открытиями и перспективами.

Руэлла Франк развила возможности изучать контакт через призму гештальт-терапии: посредством внимательного взгляда на клиента с точки зрения феноменологической и двигательной теории, который позволяет быстро диагностировать трудность, сопровождающую человека на протяжении его жизни – следствие одного из 6 неразвившихся фундаментальных движений.

Этот уровень взаимодействия между терапевтом и клиентом привлекает довербальный опыт развития, в котором слово ещё не является способом для связи, и соответственно, не забирает на себя дополнительный контакт. При этом, в самом чистом виде проявляются импульсы, дающие возможность соприкасаться с конкретным желанием, которое в данный момент актуализируется. Появляющиеся контактные импульсы позволяют ориентироваться: какая модель, какой стиль контакта доступен для клиента и/или какие нужды он просто не в состоянии не только задействовать, но даже ощутить. Особенным вкладом Руэллы Франк в теорию и практику гештальт-терапии является не только ранжирование основных типов контакта, но и артикулированный ею развивающий тип взаимодействия в условиях терапевтического процесса, становящийся непосредственным гештальт-терапевтическим практическим инструментом.

О Жан-Мари Робине сегодня можно услышать много благодарственных откликов, так как этот человек привнёс в современную методологию гештальт-терапии чувствительность к контакту в полевой парадигме, и слово «новизна» перестала быть словом в возможностях терапевтической работы, преподанной нам школой Жан-Мари. Кроме этого, вместе с этим мощным креативным терапевтом и методологом , в жизнь многих десятков терапевтов России и Украины пришли внимательность и бережное отношение к осмыслению теории гештальт-терапии, опора на междисциплинарные исследования, открытое любопытство к достижениям в науке и творчестве, помогающих развивать объёмное представление о происходящем между организмом и средой в актуальном времени жизни.

Вкладом Жан-Мари Робина является многолетний поиск и осмысление пространства «между» теорией и практикой. По его мнению, «теория - это не истина. Это вымысел, конструкция, которая должна помочь нам создать смысл нашего опыта, и этот опыт, вот что важно, не теория. Но часть нашего опыта может быть бесполезна и потеряна, если не понята благодаря теории». Благодаря труду и вкладу Жан-Мари сегодня мы можем быть ближе как на уровне понимания, так и на уровне практической работы к той гештальт-терапии, которая когда-то была разработана основателями метода.

СЕМИНАР КРОВЬ И ПЛОТЬ СИТУАЦИИ

10-12 ИЮНЯ 2016 В МОСКВЕ